Как попасть в "колышек"

Кто знает о книге Владимира Кондаурова "Взлетная полоса длиною в жизнь"? С Владимир Николаичем близко не сошлись, он больше работал на СУ-27, но и на 29-м у него тоже "сладкие" воспоминания - например, он как на одном двигателе садился. В его книге, которую я назвал, об этом есть, это при мне и случилось – мы были тогда на старте, и все за него тряслись, а он ушел на дальнюю полосу, и сел, как и положено Испытателю - спокойно и просто. А вот у нас с ним история была такая.

На современных самолетах для применения по наземным целям бомб, пушки и неуправляемых ракет рассчитывается и индицируется на прицеле точка падения боеприпаса на землю. Летчик, пилотируя машину, совмещает эту точку с целью, пуск-сброс-стрельба и попадание. Конечно, эта точка подвижная, параметры полета ведь все время меняются, но в том и мастерство разработчиков бортового комплекса и его математики, чтобы она не прыгала, как бешеная, и мастерство летчика, чтобы точно совмещать ее с целью. Но есть и резервный режим - стрельба по неподвижной сетке, типа. Интересующиеся компьютерными играми - авиасимуляторами ее знают, в  авиасимуляторе  "LockOn" она представлена в реальном виде, на МИГе и СУ она одинаковая, прицел (ИЛС) ведь унифицированный, и разрабатывала его фирма, на которой мне посчастливилось работать. В штатном режиме все считает комплекс, а в резервном летчику дают точку на этой сетке и основные параметры полета - высота ввода в пикирование, угол пикирования, скорость, дальность пуска-сброса оружия - ее надо определять визуально, но летчики этому учатся, и умеют достаточно точно. Вот надо летать, а москвичи, разработчики математики из головного и - по заслугам! - очень уважаемого в советском, а теперь и в российском авипроме отраслевого института что-то сопли жуют, и координаты точки прицеливания по сетке не присылают. А у нас есть план, сроки испытаний, и уже готовится мешок неприятностей. Что делать? Штатный режим отлетали, все неплохо, комплекс считает точку прицеливания для всех видов оружия нормально. И вот тут мне пришлось поработать сначала головой - придумать метод, - а потом и руками – реализовать все это. А как - а просто. Ставим самолет в ангар, с помощью кучи имитаторов имитируем для бортового вычислителя все необходимые условия полета - те, что упоминал, и кое-что еще, плюс имитируем нужное оружие. Что "чувствует" комплекс - да что он летит, пикирует и целится нужным оружием. И рисует мне на прицеле точку прицеливания  в полном соответствии с условиями этого полета. Снимаю координаты точки прямо с прицела, пересчитываю их для сетки, и так для всех нужных видов оружия. Вот летит Владимир  Николаевич, он летчик великолепный, параметры полета держал как по нитке, и целился как снайпер - прицельная метка у него всегда точнехонько на мишени.

 

 

Это неподвижная сетка на СОВРЕМЕННОМ ИЛС, рисуется электронным способом - и по виду она практически такая же, по которой стрелял Кондауров. Фото автора с МАКСа-2009

 

 

Неподвижная сетка ИЛС-31. РЛЭ (Руководство по летной эксплуатации) МИГ-29.

 

Подвесили ему неуправляемые ракеты С-24, на нее можно посмотреть в Интернете или в книгах по авиационному вооружению. Ракета очень серьезная, по крайней мере, в степи разрыв за 15 км виден...Улетел, я сижу трясусь - ведь нешуточное дело, взял на себя столько, что в случае неудачи по голове надают столько - не унесешь. Возвращается пустой (уже хорошо, значит, работать можно было), вылезает из кабины, - вижу, довольный, - ну, как!? - да все четыре, считай, в "крест"! На следующий день блоки Б-8М1, это ракеты С-8, потом пушка - все точно!  Вот так от меня сначала в протокол по этим полетам, а потом и в Инструкцию летчику вошли несколько цифирек – так там и останутся, пока 29-й жив.

 

Ю. Этингоф

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! template by L.THEME