Валентиныч

Можно ли, не выходя из дому, увидеть кабину МИГ-29? Теперь можно, во всех деталях. Проще всего - купите компьютерную игру, авиасимулятор "LockOn - Горячие скалы" - и она перед вами. Кабина серийного, не нынешних новичков, 29-го - для меня просто родная, хоть больше 20 лет прошло, но все знакомо и памятно, пульты, нашей фирмой разработанные, индикация... Немало позанимался именно символикой индикации, сложнейшая проблема - сделать индикацию и простой, легко воспринимаемой, и в то же время информационно емкой. Ведущим военным летчиком по 29-му был Валентиныч - Валерий Валентинович Мигунов, первый военный летчик страны по должности (начальник Управления в Ахтубинске), да и по жизни - летал он как мало кто, и в этом вопросе разбирался не хуже любого доктора наук из ИКМ (института авиакосмической медицины). И один разок меня, что называется, вдел по самое некуда - а дело было так. 

Напросились мы с одним микояновским ведущим по самолету, Сергеем, к нему домой в гости. Тут есть определенный момент. Я ведь не с самолетной фирмы, а всего-то "смежник", надо было очень неплохо попахать и мозгами поработать, чтобы такой чести - без шуток! - удостоиться. Пришли, проговорили за полночь, приговорили пару бутылок шампанского (Валентиныч крепче только по особым случаям пил, да и то пару рюмок, и все, уходил со службы, это было примерно в 89-м, неограниченно годным, "девятку" - девять "же" - держал, не напрягаясь особо). И в разговоре я с понтом упомянул, что вот только что вышел "Справочник по инженерной психологии". Для того, кто органами управления, индикацией иэргономикой вообще занимается, эта книга должна быть как букварь, и вот наконец вышла, первая такая основательная работа в Союзе. Вот, дескать, мы, "анжэнэры", от прогресса не отстаем, и кое-что слышали, и вас, господа летуны, и поучить чему-то могем. Валентиныч усмехнулся как змей, вышел в соседнюю комнату, и возвращается со "Справочником" в руке! Ну что тут скажешь - я и сказал - Пардон, товарищ полковник. Имею местоnбыть обосрамшись... 

Но была и у меня маленькая победа над Валентинычем. Точнее – наша совместная победа. Одна из многих. 

Есть на 29-м так называемый "оптический режим" работы по визуально видимым воздушным целям. Суть в том, что сначала летчик пилотированием "загоняет" цель в поле зрения прицела, а затем совмещает подвижную прицельную метку с целью. Управление меткой осуществляется вручную, кнюппелем - это, для простоты картины, расположенный на ручке управления самолетом микроджойстик. Совместил, дал команду на захват цели, дальше уже цель держат РЛС или теплопеленгатор, или они оба сразу. Но суть в том, что в системе индикации стояла цифровая вычислительная машина (ЦВМ), скажем так, слабоватая. Но выяснили мы это уже в ходе испытаний, когда менять ее на что-то другое было поздно. Программисты исхитрялись как могли, выжали из ЦВМ все, но вот именно с этим режимом было хуже всего - стоило кнюппелем более-менее резко бросить на экране прицела метку через все поле, как метка начинала двигаться на экране дискретно. Каждый, кто "летал" за штурвалом авиасимулятора "Ил-2 Штурмовик", знает, что такое "фризы", а тут фризы не на экране монитора, а на прицеле лучшего истребителя мира! Валентиныч - и в этом он был абсолютно прав - говорил: я не пропущу в строй боевой режим, которым строевой летчик не сможет пользоваться! Помню, по этому поводу они даже поругались с Меницким (и мне досталось, подвернулся не вовремя под горячую руку...). Валерий Евгеньич, как и положено летчику-фирмачу, отстаивал честь фирмы, но на этот раз был если не аргументами, то властью, данной ведущему по теме военному летчику, повержен. "Юра - инженер, может не понимать, но ты же боец!" - после этого Евгеньичу и мне оставалось только молча уйти из кабинета... 

Если еще немного техники, то проблема была проста как палка - изображение метки выводилось на экран прицела с недостаточной частотой. Условно - со скоростью 16 кадров в секунду. А требовалось минимум 24, а чтобы было идеально, так и все 30! Конечно, руководство нашей фирмы было в курсе, не я один докладывал, дело-то было очень серьезное. Но не получалось, и на время проблему отложили в сторону, однако Валентиныч, встречая меня, каждый раз спрашивал - где нормальная метка? 

... И вот она появилась! Звонят мне из Питера - программисты сделали невозможное, подняли частоту выдачи, метка работает отлично! Лечу в Питер за новыми программами, первым делом на стенд - показывайте! И вижу - стало лучше, намного лучше. Но до приемлемого (по моим ощущениям) уровня не дотянули. Правда, я всегда "планку завышал", за что на своей родной фирме бывал бит неоднократно. И в то же время мы все понимаем, что это предел. Лучше уже невозможно... 

Что делать? Если Валентиныч этот вариант забракует, то просто хана... И тут мне пришла в голову идея - прежде чем показывать ему эту версию, провести рекламную кампанию по всем правилам. Прилетаю в Ахтубинск и начинаю петь песни всем, от главных конструкторов до механиков, какие молодцы наши программисты, что они сделали чудо, что метка теперь не метка, а стриж и лебедь белая в одном лице. Естественно, те же песни слышат от меня и местные военные инженеры и летчики. Но хитрость в том, что примерно неделю я эту версию на борт не ставлю, а кричу на весь Ахтубинск "Халва, халва!" в надежде на то, что тот, для кого все это предназначено, услышит, и во рту у него хоть чуть слаще станет... Но реклама рекламой, пора и товар показывать... 

... Валентиныч залезает в кабину, включает режим и начинает гонять метку. Я тут же рядом с ним на стремянке, излучаю оптимизм киловаттами, чегой-то по теме излагаю, а сам обливаюсь холодным потом (чудный летний денек. Хорошо за 30. А меня просто трясет...). 

Но недаром все же я провел эту рекламную кампанию! Конечно, не идеальный вариант получился, но Валентинычу после всего, что ему наговорили, уже где-то неудобно было его зарубить - получилось бы как в известном анекдоте - "Всю Одессу удовлетворяет, а его не удовлетворяет!" Он вылезает из кабины и чуть погодя говорит: 

"Ну что ж. Можно принять..." - на что я из последних сил вякаю что-то жизнерадостно-кретинское типа - конечно, Валерий Валентинович, у нас и сомнений не было!... 

... Валентиныч в одной из статей, посвященных испытаниям 29-го, пишет, что когда в конце 90-х был в одной из частей, строевой летчик, узнав, что перед ним тот самый Мигунов, принес ему РЛЭ 29-го (Руководство по летной эксплуатации) и попросил написать на РЛЭ несколько слов. Валентиныч сполна заслужил эту честь, я тому свидетель и - хоть и один из очень многих - но участник. Чем горд буду до последнего (не "крайнего"...) "вылета". 

Иногда под хорошее настроение полковник Мигунов честь отдавал, когда на 29-м по рулежке мимо нас, наземщиков, рулил. Но очень немногим. Мне - бывало.

 

Валентиныч… 

 

Ю. Этингоф

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! template by L.THEME