Без особых эффектов о боевой эффективности

В безбрежных просторах Интернета довелось встретить слова, приписываемые  названному «военным аналитиком» некоему Александру Гольцу. Он сомневается в том, что создание самолета подобного «Раптору» (имеется в виду суховский Т-50) в нашей стране вообще возможно. Оставим это на его совести. Но далее приводится приписываемое г-ну  Гольцу следующее:

«… Су-35 – лишь один из примеров того, как военная промышленность России вынимает из нафталина старые образцы техники и пытается продавать их как новые, в том числе и нашей армии. «В конце 1980-х годов в СССР появились новые образцы вооружений, которые не пошли в производство, но их можно считать новыми только в том смысле, что их не выпускали серийно» - считает эксперт».

http://www.weekjournal.ru/economics/news/15453.htm

Слава Богу, что г-н Гольц не потерял еще совесть, и честно признается, что «Так получилось, что время от времени меня называют военным экспертом. Что, безусловно, некоторая натяжка. У меня, журналиста, который четверть века пишет о проблемах Вооруженных сил (16 лет – в «Красной звезде», потом в «Итогах» и «Еженедельном журнале»), нет другого образования, кроме того, что получено на факультете журналистики МГУ».

Но это не мешает ему – по крайней мере, в этом конкретном случае! – лепить выводы  космического масштаба и космической же глупости (с). Которым самое место в том самом нафталине.

Дело в том, что столь глубокая модернизация Су-27, после которой он получает имя Су-35, повышает его боевую эффективность грубо раза в 3 - в 4. Кроме того, Су-35 - это не модернизированные до технического лица Су-35 старые Су-27 – это самолеты, которые будут построены заново. Другое дело, что испытывать, доводить до полного соответствия Техзаданию, выпускать серию, осваивать Су-35 в войсках мы будем, благодаря дЭмократическим завоеваниям, довольно-таки долго. Но это уже другая история.

То же самое и относительно, например, МиГ-35. Нищета заставила МИГовцев сделать опытный образец на основе планера МиГ-29М борт 154 выпуска 1990-го года - на котором мне тогда довелось работать. Но МиГ-35 не менее чем вдвое эффективнее даже "моего" МиГ-29М - не говоря уже о серийных МиГ-29 80-х. Су-35 и МиГ-35 – это практически уже совершенно иные самолеты, чем серийные Су-27 и МиГ-29, и даже чем «малые модернизации» Су-27СМ и МиГ-29СМТ.

Между прочим, заокеанские заклятые друзья тоже не брезгуют заниматься глубокими модернизациями своих "старых" бортов. И у них нет м… чудаков, которые утверждают, что "США вынимают из нафталина старые образцы техники и пытаются продавать их как новые."  
Может, и потому, что службы безопасности Боинга и Локхид-Мартин быстренько отрывают таким своим чудакам ноги. Чтобы не бегали, а сидели на месте и сначала думали, а потом несли бы подобную чушь. Способную уменьшить продажи глубоко модернизированных F-15 и F-16 своим ВВС и по всему миру.

Участником дискуссии, посвященной разбору этой чуши, мне был задан вопрос - Когда вы говорите "в 3-4 раза эффективнее" или "в 2 раза эффективнее" - это подразумевает ли, что, например, в схватке 10 на 10 самолетов потерь будет 1 к 3-4 ?  Или что 1 новый в состоянии противостоять в воздухе 3-4 старым? Что же эти цифры реально означают?

В свое время мне, не имея никакой специальной подготовки, кроме интуиции комплексника и кое-каких знаний современной (на то время)  и предшествующей техники, пришлось на подобный вопрос отвечать.

Во-первых, что же такое боевая эффективность? В нашем случае это не что иное, как качество, степень, уровень выполнения многоцелевым истребителем функций и задач, для которых он предназначен.

Для количественной оценки эффективности выполнения этих функций и задач применяются самые различные критерии и различные численные показатели боевой эффективности.

Так, для общей оценки эффективности истребителя – это, например, топливная боевая автономность, т.е. cпособность продолжительного выполнения боевого задания, в том числе ведения воздушного боя на стандартном бортовом запасе топлива;  скрытность, т.е. сенсорная малозаметность: пониженные радиолокационная и ИК-заметность; уровень возможностей интегрированной информационно-управляющей системы истребителя и степень ее автоматической, без участия летчика, адаптации к конкретному спектру боевых задач.

Для истребителя-перехватчика это могут быть вероятность сбития одиночной цели, математическое ожидание числа сбитых целей при отражении группового прорыва системы ПВО или вероятность сбития не менее N целей, и т.д.

Для оценки эффективности в ближнем маневренном воздушном бою - энергетика самолета, ее "избыточная" достаточность и стабильность;  энергетическая маневренность, т.е. мера способности истребителя восстанавливать высокими темпами потери энергии, неизбежные при затяжных маневрах с множеством поворотов при боевом маневрировании…

Моя задача была намного проще – мне нужно было оценить не реальные численные показатели, а их соотношение, в моем случае – старого доброго МиГ-29  – и  глубокой модернизации серийного МиГа – машины МиГ-29М. Вот как это было сделано (профессионалы-эффективщики скажут, что было сделано, фигурально говоря, с помощью кувалды и небезызвестной матери – и я с ними целиком и полностью соглашусь…).

Любая сложная система, самолет например, обладает рядом неких характеристик, количественных и качественных. Крейсерская скорость самолета - количественная. Наличие у него возможности применять ракету, скажем, Р-73 - качественная.

Таких (и количественных, и качественных) характеристик у многоцелевого истребителя (предназначенного для поиска, обнаружения и поражения как воздушных, так и наземных и надводных целей), такого, как Су-35 – как минимум, несколько десятков.

Методика, которую применяют настоящие боевые эффективщики, конечно, на порядки сложнее того, что в свое время применял я. Но, думаю, и моя методика давала хотя бы верный порядок цифр. Итак.

С количественными характеристиками просто. Берем некую характеристику, пусть это будет дальность обнаружения бортовой РЛС самолетов воздушной цели с ЭОП 5 кв. метров. Пусть у Су-27 она 100 км, а у Су-35 - 200 (порядок цифр близок к реалу).

Расчетным путем, с помощью эмпирических коэффициентов, определяющих вес данного параметра в суммарной боевой эффективности самолета в целом, определяются численные составляющие этой эффективности, соответствующие нашей дальности обнаружения. У настоящих эффективщиков эти коэффициенты, есссно, тщательно рассчитываются, ну, а мне приходилось определять их методом экспертных оценок (более точное название этого метода – это метод «Три Пэ», «пол-палец-потолок»). Благо никаких общепринятых методик у меня не было.

Пусть в результате для Су-27 получено число 1, а для Су-35 – 3 (у него и РЛС намного мощнее, и зависимость эффективности истребителя от дальности РЛС есть функция скорее экспоненциальная, чем линейная). Эти числа суммируются с другими числами, в результате получаемые суммы и есть условные численные показатели боевой эффективности сравниваемых самолетов.

Так же, но намного более сложным путем, определяются численные составляющие эффективности, соответствующие КАЧЕСТВЕННЫМ характеристикам. Почему более сложным – потому что если численные показатели эффективности, соответствующие наличию ракеты Р-73 в составе вооружения и Су-27, и Су-35 равны – то как определить этот показатель для Су-35, если он применяет некую ракету, а в составе вооружения Су-27 ее просто нет? Понятно, что для Су-27 соответствующая цифра – ноль, а попробуйте определить ее для Су-35... Это же мильен факторов надо учесть...

Короче говоря, в результате всех этих мук мы получаем, что численный показатель суммарной боевой эффективности Су-27 – скажем, 50, а Су-35 – 200. И вот отсюда и делается тот самый вывод – что по СУММАРНОЙ боевой эффективности, куда входит как работа по воздушным, так и работа по наземным целям, Су-35 превосходит серийный Су-27 вчетверо.

Но это вовсе не значит, что один Су-35 в состоянии противостоять 3-4 Су-27. Потому что по «воздушной» составляющей боевой эффективности он, допустим, вдвое превосходит Су-27 – а вот по «наземной», за счет оружия «воздух-поверхность» и наличия режимов работы по наземным целям, которых у Су-27 просто нет – раз в шесть. А вот СУММАРНАЯ – складывается (не чисто арифметически, конечно) из «воздушной» и «наземной» составляющих, и составляет эти самые «грубо раза в 3 – в 4» (см. выше).

Замечу, что суммарный показатель боевой эффективности – это, скорее показатель именно для журноламерских экзерсисов или для высокоумных стратегических мыслителей. В реальности же необходимо оценивать боевую эффективность применительно к конкретной боевой задаче (что и вытекает из приведенного выше определения самого понятия – «боевая эффективность»). И, есссно, показатели боевой эффективности при выполнении конкретных боевых задач будут совершенно разными.

 

Но для чего нужна эти самые показатели? Да очень просто. Просто при планировании некоей боевой операции они служат основанием для определения наряда сил, выделяемых для решения боевых задач в ходе этой операции. И эти – крайне ответственные «цифири»! – именно поэтому жизненно необходимы штабному офицеру, планирующему эту операцию. И от достоверности их теоретического определения, уточнения в ходе летных испытаний, в ходе окончательной оценки в ЦБП в Липецке и по результатам войсковых испытаний – зависит, насколько успешно будет воевать наш самолет. И – увы… - какие потери при этом он будет нести. Поскольку боевая эффективность вероятного противника – тоже отнюдь не нулевая…

____________________

 

При написании статьи использована книга В. Р. Дурова «Боевое применение и боевая эффективность истребителей-перехватчиков» и данные, представленные в некоей Интернет-дискуссии специалистом, известным мне как Lao. И очень к месту оказались советы моего друга Варги.

 

Ю. Этингоф

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! template by L.THEME