«Захребетники»

Как-то в одной Интернет-дискуссии один из ее участников, судя по всему, современный успешный предприниматель не очень большого калибра (да неважно, какого… Не имеет значения, владелец парикмахерской или Алекперов…) имел назвать работников оборонной промышленности СССР захребетниками. Получавшими деньги только в кассе. И ничего не знавших о том, откуда они берутся. \r\n

Ну, в отличие от современных безнесменов, для которых «черный нал» во всех видах и формах – немаловажный (иногда – и основной) источник доходов, мы, оборонщики СССР, действительно получали деньги ТОЛЬКО в кассе.
В связи с этим вспомнилась реальная история о том, как мы, оборонщики, их, эти самые деньги, получали. Наберись терпения, читатель. Будет длинно и не очень интересно. \r\n

Летные испытания МИГ-29 шли полным ходом (1982-й), когда на фирме МИГ начались работы по глубокой модернизации этой машины.
Не могу не отметить прозорливость одного из неизвестных широкой публике, но все свои силы отдавшего и этой, и другим МИГовским машинам Владимира Ивановича Годунова - зама Главного конструктора 29-го. Уже тогда он сказал, что 29-й – это самолет на десятилетия вперед, ибо очень нескоро удастся создать более совершенный планер, по сути, идеальную платформу для авионики и вооружения. Мой низкий поклон, Володя….\r\n

Одним из основных направлений модернизации была разработка фирмой «Фазотрон» - имеющей сейчас мировую известность - принципиально новой бортовой РЛС. Сегодня эта БРЛС известна под индексом Н010 («эн ноль-десять»), или экспортным названием «Жук» - не путать с «Жук-М», и прочими, это уже другие, более современные изделия… Как ни парадоксально, не планер определяет сроки выпуска новой машины – а двигатель и бортовой комплекс авионики. Не-спецов прошу поверить на слово, спецы и сами это знают.
Поэтому, учитывая сложность работ по БРЛС, и чтобы обеспечить ее опережающую разработку, в самом начале 1984-го было принято решение выпустить несколько специальным образом доработанных комплектов бортового оборудования, обеспечивающих начало отработки БРЛС Н010. Выпускались они на основе серийного комплекса ОЭПРНК-29 для МИГ-29, и ваш покорный слуга был на выпускающей фирме ведущим инженером по этой теме. Быть ведущим – это в первую очередь быть «диспетчером» разработки, и лишь во вторую – техническим идеологом. Это так, для справки…\r\n

Наша фирма поставила аппаратуру для стенда «Фазотрона» и для летающей лаборатории на базе ТУ-134. Несколько позже такой же малый комплекс, получивший наименование «С-16» (в отличие от «С-31» - условного наименования серийного ОЭПРНК-29) был установлен на летающей лаборатории МИГ-29 – «9.16». Тем самым «Жук» и в наземную отработку пошел, и взлетел тогда, когда и нужно было – за несколько лет до МИГ-29М, и отработка РЛС началась полным ходом.

В те поры я уже не совсем мальчик был, и в договор с «Фазотроном» включил пунктик о том, что в случае «качественного и своевременного выполнения работ …предприятие п/я Х-ХХХХ («Фазотрон») перечисляет предприятию п/я Х-ХХХХ (моей фирме) единовременную премию в размере 10 тыс. рублей при получении разрешения на выплату премии от вышестоящей организации исполнителя».

Для справки, что припомнилось. Хороший, «белый», батон стоил тогда 25 коп. Проезд на метро и на автобусе в Питере - 5 коп. В конце 81-го я купил «Жигуль» 21013 за 6400 рэ, в долги влез по самую задницу, и это при том, что и 80-й, и 81-й, не вылезая, просидел на испытаниях сначала в Жуковском, а потом в Ахтубинске, и кое-что заработал. Ну, правда, за это время жена и на Кубу в турпоездку съездила, и норковую шубку себе справила…

Пунктик-то был, да вот «пойди найди тот ножичек…», как сказано было в одном не совсем детском мультфильме…

И понеслась…

В феврале 87-го я организовал письмо из «Фазотрона» в мое министерство (мы – МАП, Минавиапром СССР). Легко сказать – организовал… Это же надо было на пузе поползать перед коллегами из «Фазотрона» (а они в своей работе по уши, времени на всякую постороннюю ерунду нет…), не говоря уже о том, чтобы привезти им текст письма («рыбу») – да еще и уложить уйму нужной информации на один лист. Ибо, как знают взрослые люди, прочитать письмо более чем на одном листе начальство способно, но воспринять и осмыслить его – уже нет…

Взрослые люди, само собой, и без меня поймут, что вся затея была бы обречена на провал с самого начала, если бы не фразочка «одновременно ходатайствуем о выплате из указанной суммы персональных премий руководству предприятия п/я Х-ХХХХ (моего), обеспечившему качественное и своевременное выполнение работ» - и далее список из пяти моих начальников. Основная их заслуга в ходе этой работы – не мешали и вовремя подписывали нужные бумажки. Которые я, как ведущий по теме, готовил. Ну да ладно…

Но. Для современно мыслящих взрослых людей. Мы, и я, и мои друзья-фазотроновцы, и даже их руководство - были, блин, полные дураки! Ни я не догадался увеличить эту премию в 10 тысяч до 15-20, ни они не догадались затребовать откат в 5-10 тысяч за то, что они оформят это письмо, побегают с ним у себя в министерстве и т.д. Ну лохи совковые, что взять… И это все? Счассс!!! Это только начало!

Мой, минавиапромовский, главк, есссно, не поверил «Фазотрону», что работы выполнены. И. согласно закону уровней, затребовал, чтобы выполнение наших работ по заказу «Фазотрона» подтвердило министерство «Фазотрона» - а он тогда был в МРП, Минрадиопроме СССР, у великого Плешакова… Да не просто затребовал, а чтобы подтверждение было на уровне замминистра и в адрес как минимум замминистра тоже!!!

Сохранилось у меня это подтверждение. Бланк «Министерство радиопромышленности СССР. Заместитель министра». В адрес замминистра авиапромышленности СССР. Текст, есссно, мой, согласно «закону одного листа», каждую букву высчитывал, чтобы все на тот же один лист уместилось, не то что слово…

Ладно, хватит мучить вас… 8 декабря 1988 г. замминистра авиапрома Бардин своим исходящим таким-то сказал, что «не возражает о перечислении премии, оговоренной договором, в адрес» - моей фирмы. Не помню, но, кажется, до Нового, 1989-го года, мы ее получить так и не успели. Моя доля, как ведущего инженера по теме и единственного у нас на фирме пробивальщика этой премии составила 150 рублей.

А всего-то 10 тысяч рублей. Меньше чем полтора «жигуля»… Думаю, вам понятно, что руководители «оборонки» СССР оччччень хорошо знали цену деньгам.

Я не говорю, что это было хорошо и правильно. Но ТАК БЫЛО. Чтобы ПОЛУЧИТЬ, нужно было и поработать, и поумничать, и задницей пошевелить. Но не воровать – вот это было совершенно бесполезно…

Да, так было. Нам, простым инженерам и конструкторам, это не мешало создавать технику, не шибко уступавшую богатой американской. А частенько и дравшую ее, как сраных котов. Но, к несчастью, пришел Демократ, и все пошло прахом… И то, что нужно было выкинуть к чертовой матери, и то, что немного - или много - изменить. И то, что нужно было беречь как зеницу ока…
Ю. Этингоф 2007 г.

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! template by L.THEME