Леонид Степанович Попов.

Раз уж сказано о Квочуре, обязан я рассказать и о том, что до сих пор лежит тяжелым камешком на моей совести. Мне не пришлось работать с лучшим штурманом МАПа, как его называл Валерий Евгеньевич Меницкий, шеф-пилот МИГа после Федотова, Леонид Степанович летал на МИГ-31. Но то, что он был лучшим... Году в 89-м был я свидетелем, как он зашел в комнату, где стоял персональный компьютер "Оливетти", PC-XT, молодежь, наверное, уже и не знает, что это такое... Сел за компьютер, набрал на "Бейсике" задачу, решил, и пошел себе по своим делам. Это в то время, когда для большинства инженеров просто набрать на компе текст считалось признаком высокой компьютерной квалификации!\r\nЗа немалые годы, что мне довелось провести в Ахтубе, мы, даже не работая вместе, познакомились.
Конечно, я не мог и помыслить о том, чтобы лишний раз лезть на глаза летчику-испытателю - а Леонид Степанович именно таким для меня и был, тем более навязываться со своей дружбой или что-то в этом роде... Но за долгое время, что работали на одной фирме, привыкли видеть друг друга почти каждый день, сначала просто здоровались при встрече, потом иной раз находилось о чем поговорить, да и до него, наверное, доходило сказанное обо мне - сделал, помог, решил проблему. Словом, не то чтобы мы стали друзьями, но относились друг к другу с большим уважением, а Леонид Степанович ко мне еще и с обычной своей теплотой - он очень добрый и душевный человек.
И вот, примерно через год после той самой аварии в Ле-Бурже, мы как-то в разговоре задели эту тему, и я ничего лучше не придумал, как сказать - вот, буду дома хвастаться, что был знаком и работал с самим Квочуром... Что говорить, Анатолий Николаевич тогда уже "показал себя". Но я-то, превознося его заслуги, словно забыл, что говорю с заслуженным штурманом-испытателем СССР, у которого за плечами уникальнейшие по навигационной сложности полеты (один только полет на Северный полюс на МИГ-31 чего стоил!), с человеком, бесконечно уважаемым летным сообществом....
Помню, что лицо у Леонида Степановича неуловимо изменилось, как-то почужело, но тогда не придал этому значения - мало ли что. И лишь много позже, когда узнал, что к тому времени довелось ему пройти, пережить и сколько сделать, я понял, как же я его обидел...
К счастью, в последние годы вышло немало книг летчиков-испытателей, посвященных воистину звездной поре советской авиации - 70-е - 80-е годы. Самая пронзительная из них - "СтрастнАя неделя" Леонида Степановича.

Ю. Этингоф

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! template by L.THEME