"Цыганочка с выходом", часть 2.

 

А вот и другая история. 95-й год, лето, первая чеченская война вовсю, и те, кто страной рулил, вдруг очухались, что пока они танцевали-воровали-веселились, в стране воевать стало некому и нечем. Но тем не менее тогда, в 95-м, опять такой же показ, как в прошлом году, и с Грачевским, от его большого ума, прицелом - что сможет летать - пустить на боевое применение в Чечне.
Вызывают меня в Ахтубу, Саша уже там, но один из двух тогдашних бортов уже и взлететь не может, и готовим один, и уходим в Нальчик с одной машиной, только Саша по своим делам возвращается в Москву, и я на всю систему вооружения один. Прилетели в Нальчик, облетались, вроде все в порядке, ждем дня показа, вот он завтра, а мне очень неспокойно - если отказ, и задерживаемся со стартом на пару минут - все, вылет отобьют, перед министром обороны, хоть он и Паша-мерседес, стыдно так обделаться... Еще в предыдущий день ведущий инженер по самолету устроил мне экскурсию по городскому парку - это лес на краю города, плавно переходящий в горный лес. Нальчик стоит как раз там, где кончается равнина и начинаются Кавказские горы. А накануне двух наших военных в городе серьезно избили, и местные военные, из обслуги полигона, сказали - это местные. Чеченцы, дескать, сразу режут.
Словом, пока меня гуляли по парку, эта милая мыслишка все время в голове сидела - ведь не только оружия, ножа перочинного с собой носить привычки не было.\r\n

В общем, неспокойно на душе, повспоминал, что же может отказать, и взял с собой в гостиницу запасной блок - вычислитель системы индикации самолета. Это специализированная цифровая вычислительная машина (ЦВМ), а у нас - испытательный вариант, приспособленный для оперативного изменения программ индикации. Программы меняются часто, потому что оптимальный вариант индикации ищется в ходе испытаний самолета. В испытательном варианте вместо микросхем постоянной памяти (записал один раз информацию - и навсегда, никакие изменения невозможны) тогда ставились перепрограммируемые микросхемы. Вынул такие микросхемы из ЦВМ, перезаписал программу, поставил обратно – и вот тебе новая индикация. Но фокус в том, что контакт между выводами микросхемы и гнездами контактной колодки на плате, куда микросхема вставляется, был не очень надежен, а если не контачит хотя бы один вывод - ЦВМ в отказе, индикации на борту нет. Сейчас, конечно, точных цифр не помню, но, по-моему, таких микросхем в ЦВМ было около полусотни, и у каждой - 24 вывода, и каждый вывод надо аккуратно прочистить - достаточно слегка процарапать острым лезвием, и каждое гнездо контактной колодки тонкой шкуркой прочистить. Короче говоря, наши мужики в гостиничном номере водку трескают, снимают стресс перед завтрашними полетами, а я как шизо последнее, чищу эти контакты!\r\n

Вот он, день показа, включаем борт - И ИНДИКАЦИИ НЕТ! Открываю свой пульт - по-моему, первый раз в советской военной авиации, с моей подачи, пульт контроля большой части бортового оборудования, аппаратуры индикации в том числе, - на откидном люке, открыл люк - вот он, ни стремянки не надо, ни червем извиваться, все точно перед моими глазами, мужики шутили - признайся, ты ведь размещение под свой рост заказал. И при разработке системы контроля я вывел на него столько информации, что девять отказов из десяти определял сразу с точностью до сменного блока, глянул - именно ЦВМ системы индикации в отказе! А мой блок, что я чистил, в километре от старта, на другом конце Нальчикского аэродрома! И времени до запуска двигателей (все поминутно!) минут шесть. Рядом случились две черных "Волги", я пулей к одной из них, и водила, местный кавказец, даже слова не возразил - на мне лица не было, когда я ему буквально приказал - гоним туда-то, нужно прибор привезти... А "Волга" - я потом узнал - была, оказывается, президента Кабардино-Балкарии - Кокова, он, конечно, на показе присутствовал. Кстати, нормальный мужик, пока был жив, изо всех сил порядок у себя держал, да вот в последнее время и у него полыхнуло...\r\nНу, привезли, механцы уже сняли отказавшую ЦВМ, воткнули мою, включаем - ЕСТЬ!!! Марат Алыков садится в кабину, запуск, выруливает, летит, и всаживает Х-29Т в мишень, как штык! Возвращается - я по праву забираю чеку от ракеты, вот так рядом с первой чекой появилась вторая. В общем, приятно вспоминать, что второй показ в Нальчике был, что говорить, "мой".

Вот такая история. Тот МИГ-29М ушел в историю авиации с честью. У нового, МИГ-29М2, что сейчас строится, очень хочется верить, судьба будет лучше.

 

Чеки запуска двигателя от Х-29Т. Самые дорогие мои награды...

 

Ю. Этингоф

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! template by L.THEME