"Цыганочка с выходом", часть 1.

Эта история - моя инженерная вершина. Вершина, правда, двугорбая, но о втором "горбе" позже. Дело было так.
В конце 91-го был закончен этап испытаний МИГ-29М, я об этой машине упоминал, подписан соответствующий акт, где говорилось, куда дальше идем. И все. На этом история "эмки" - так я называл эту машину - закончилась. Только мы тогда, в 91-м, этого не знали.
А осенью 94-го ВВС на какие-то деньги организовало показ фронтовой авиации в Нальчике. В то время в Нальчике, точнее, где-то в предгорьях Эльбруса, был организован горный полигон ВВС - после того, как Чирчик, где горный полигон был в советские времена, вместе с Узбекистаном убыл в известном направлении - под задницу Узбекбаши Каримова (есть еще и Туркменбаши, у него тоже кое-что осталось. Тот же Марыйский полигон, очень неплохо оборудованный...). Ну, естественно, микояновская фирма просто обязана себя показать, а показывать в качестве новой фронтовой машины более и нечего, кроме как "эмку". И вот оказываюсь я в составе Команды в Ахтубинске, и задание - подготовить машины и обеспечить на показе применение ракеты Х-29Т. Все о ней, красавице, можно теперь из книг и Интернета узнать. А тогда я знал о ней все, каждый сигнал, каждую команду... недельку-другую повспоминать - и сейчас бы, наверное, смог...

 

Ракета Х-29Т. Красавица...

Фокус в том, что в ходе испытаний 91-го года из-за определенных ошибок мы ее применение на нашем самолете довести до ума не успели - на самолете бортовой контур управления ГСН (головки самонаведения) ракеты был практически неработоспособен, работали только определенные программные куски, а в целом - нет. Короче, делай все заново. Дней за восемь, если память не изменяет. Задача в принципе нерешаемая. И тут двое спецов, инженер с МИГовской фирмы, он, насколько знаю, в Системе, поэтому без фамилий - Саша, и я, придумываем, как доработать самолет, чтобы работающий кусок программ и наше с ним свежеиспеченное "ноу-хау" объединить, чтобы ракета заработала. Никто до нас этого не делал и не представлял, что так можно сделать, и после нас - тоже, потому и до нас, и после делали по-нормальному, а не как мы - на голой коленке. В последние дни работаем с 8 утра до 12 ночи, готовим сразу два самолета – если на одном отказ, второй задачу выполнит. И получается! Но рецепт нелегкий, чтобы его на самолете реализовать, не просто летчики нужны, а испытатели супер-класса, которые самолет в игольное ушко вденут. Показываем, объясняем. Летят - возвращаются, скажем так, скорее мокрые, чем сухие, но все получилось, как задумано было, прицелиться и захватить цель ракетой возможно. Пусков, правда, в Ахтубе не делали, как-никак, 94-й год, демократия цветет и пахнет, на армию денег нет, зато особняки пошли как поганки расти. Все, летим в Нальчик, готовим машины, вот день показа. А ведь, надо сказать, с начала 92-го самолеты почти и не летали, т.е. почти три года просто в ангаре в углу стояли, пылились. Я каждую минуту какого-нибудь отказа или просто сбоя жду, задержка на пару-тройку минут - все, завернут и снимут с показа, позор - трудно представить, какой... Вот запуск, летчики улетели, сидим, трясемся. Вдруг прибегает наш главный с пункта связи - попали, обе машины, не просто попали, а в самый "крест"! Летчики наши - люди известные, и назвать их лишний раз мне приятно - Олег Васильевич Антонович и Марат Равильевич Алыков, микояновские испытатели. Олег Васильевич совсем недавно на МАКСе-2005 летал на МИГ-АТ, и как летал! Ну, тут сказка, встречаем самолеты, летчиков качать, а мы с Сашкой сняли с самолетов по чеке - при пуске ракеты на пусковой балке чека остается, она, когда из ракеты вытаскивается, разрешает запуск двигателя - примерно как гранатная чека, только гранатная в руке остается, а эта - на пусковой балке. Вот две такие чеки у меня рядом с фото "эмки" и висят. Почему две - это уже другая история.

МИГ-29М борт 155. Один из двух, с честью выполнивших боевую задачу в Нальчике.

 

Ю. Этингоф

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! template by L.THEME